Семь жизней Али Феруза: Почему за нелегала из Узбекистана вступились десятки тысяч человек

Тема: 

Страна: 

В Москве прошли пикеты в поддержку журналиста Али Феруза. DW попыталась реконструировать его непростую ситуацию по рассказам знакомых.

В четверг, 3 августа, несколько десятков человек приняли участие в серии одиночных пикетов в поддержку журналиста Али Феруза возле администрации президента на Ильинке. Участники акции по очереди стояли у входа в приемную с плакатом "Отвали от Али". Примерно каждые пять минут плакат передавали следующему человеку, остальные стояли в стороне - по закону такая акция протеста не требует согласования. Тем не менее, возле протестующих постоянно дежурили сотрудники полиции.

Корпоративная солидарность

Большинство собравшихся были журналистами. "Я переживаю за своих коллег. Али - один из немногих журналистов, пишущих о проблемах мигрантов. Я пришла сюда из чувства профессиональной солидарности", - сказала DW корреспондент издания "Такие дела" Виктория Микиша.

"Али - мой товарищ, мой коллега. Ни при каких условиях он не должен сидеть в тюрьме для иностранных граждан и ни при каких обстоятельствах не должен быть отправлен в Узбекистан, где ему грозят пытки", - заявил сопредседатель профсоюза журналистов и работников СМИ Павел Никулин.

Но на пикет пришли не только журналисты. Так, в нем приняла участие женщина из Дагестана по имени Ольга, приехавшая в Москву на лечение. Она была знакома с Али Ферузом в Facebook и собиралась встретиться с ним 1 августа, в день, когда он был задержан. "Думала, поговорим, я лагман приготовлю, а тут такое", - сокрушалась Ольга.

Анастасия Платонова, сотрудница компании Mail.Ru Group, пришла на пикет вместе с грудным младенцем. "Я видела Али всего один раз, в гостях, - поделилась Анастасия. - Он играл с моим ребенком и говорил, что очень скучает по своим", - рассказала Анастасия.

В какой-то момент к протестующим вышел член Общественной палаты РФ Максим Григорьев. Он сообщил собравшимся, что утром был в специальном учреждении временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ), где находится Али Феруз.

"Условия содержания хорошие, гораздо лучше, чем в большинстве тюрем, - сообщил Григорьев. - У Али Феруза на плече есть гематома, происхождение ее неизвестно. Может быть, его били, а может быть, он просто упал".

Также Григорьев заметил, что видит нарушение логики в версиях причин задержания Феруза. "Мне он сегодня сказал, что его преследуют за публикации в "Новой газете", - сказал Григорьев. - Но в то же время мы слышали о том, что он подвергался пыткам в Узбекистане еще в 2008 году, когда он не был сотрудником издания".

"Вы просто не разобрались в его биографии", - возразила коллега Феруза Елена Костюченко. - "Я просто говорю, что не вижу здесь логической связи". - "А как вы вообще сюда попали?" - "Просто проходил мимо, решил пообщаться".

"Я не верю в такие совпадения", - заявила Костюченко. Когда Григорьев ушел, она объяснила журналистам, что, с ее точки зрения, никакого противоречия тут нет. "Али действительно подвергался преследованиям и пыткам в Узбекистане в 2008 году. И действительно писал в "Новой" критические статьи о выборах в Узбекистане. И это все не повод обвинять его во вранье. Мы не знаем причину его задержания", - заявила Костюченко своим коллегам.

Семь переездов

Журналист Новой газеты Али Феруз (Худоберди Нурматов)
Журналист "Новой газеты" Али Феруз (Худоберди Нурматов)
В биографии Худоберди Нурматова, пишущего под псевдонимом Али Феруз, действительно много загадок и кажущихся противоречий. Драматичных событий в его 30-летней жизни хватило бы на семь человек - во всяком случае, именно столько раз, судя по рассказам друзей, ему пришлось сменить страну проживания. В возрасте пяти лет Худоберди переехал с матерью из Узбекистана в Россию. В шестнадцать, после окончания школы - обратно в Узбекистан, где он получил свое первое и единственное гражданство. В 19-летнем возрасте Али отправился в Казань, где учился на кафедре арабского языка Российского исламского университета, сообщается в публикации "Новой газеты". Там же он женился и вместе с супругой в 2008 году вернулся в Узбекистан, где стал работать на рынке.

По словам Елены Костюченко, в тот момент Феруз был практикующим мусульманином. Возможно, именно это стало причиной того, что его пытались завербовать узбекские спецслужбы, считает Елена Костюченко. "Он удобный человек: мать в России, местных родственников нет, жена - гражданка Киргизии. Поэтому его не стеснялись пытать, требуя, чтобы он стал агентом и сообщал информацию о людях, имеющих отношение к исламистскому подполью".

О том, как именно и при каких обстоятельствах спецслужбы пытали Али, известно немного. "Я помню только, как однажды он объяснил, почему не хочет носить длинные волосы, - вспоминает Елена Костюченко. - Сказал, что во время допроса в СНБ его сильно тянули за волосы, с тех пор он коротко стрижется".

По информации "Новой газеты", после двух дней пыток Али согласился на сотрудничество и его отпустили. Но, когда через несколько дней от него реально стали требовать информацию об исламистском подполье, он уехал в Киргизию. "Через некоторые время между Узбекистаном и Киргизией было заключено соглашение о выдаче людей, которые находятся в розыске", - пересказывает историю Али его подруга Александра Лозинская. - Появилось сообщение, что Киргизия готова его выдать. И тогда он снова уехал, на этот раз в Казахстан - где ситуация повторилась".

Находясь в Казахстане, Худоберди Нурматов обратился за убежищем в Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев. Нурматов просил о возможности переезда в "третью страну" (как правило, в таких случаях идет речь о странах Евросоюза или США), но получил отказ, сообщила DW руководитель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. В 2011 году он уже без семьи переехал в Россию, а спустя год, как сообщает "Новая газета", потерял сумку с узбекским паспортом. С этого момента его шансы легализоваться в России стали совсем призрачными.

Другая жизнь в России

За следующие пять лет в России жизнь Худоберди Нурматова, по словам друзей, радикально изменилась. Во-первых, он перестал быть практикующим мусульманином. Все, с кем Али общался в последнее время, знают его исключительно как светского человека, критически и даже с неприязнью относящегося ко всем религиям.

"У него очень глубокие познания в исламе, и он толерантно относится к верующим людям разных конфессий, - рассказывает Александра Лозинская. - Но сам он неоднократно говорил о том, что не относит себя к какой-либо из них".

Во-вторых, молодой человек понял, что он гомосексуал. "Это осознание приходило к нему постепенно, параллельно с реабилитацией после пыток", - говорит Костюченко". Сейчас Али Феруза давно знают как открытого гея.

В-третьих, Али сменил профессию - вернее, приобрел ее - до этого он занимался разного рода неквалифицированным трудом. В 2014 году он пришел в редакцию "Новой газеты" с заметкой о гражданине Узбекистана Мирсобире Хамидкариеве, который был похищен узбекскими спецслужбами центре Москвы.

"Когда я объясняла, как нужно отредактировать статью, я вообще не была уверена, что Али меня понимает, - вспоминает Елена Костюченко. - Тем не менее, он тут же сел за компьютер и очень быстро переписал текст именно так, как я просила". Правда, в тот момент Феруз не достаточно хорошо знал правила русской орфографии. "Я сказала ему, что нужно подучить правила и читать побольше книг. Через два года он снова пришел к нам в редакцию уже совсем другим - сильным, уверенным в себе и блестяще пишущим по-русски".

Журналистская карьера

В редакции "Новой" Али, по словам журналистки, довольно быстро стал незаменимым человеком. "Он знает шесть языков! Во время переворота в Стамбуле он нам с турецкого новости переводил, - вспоминает Костюченко. - Когда был теракт в Багдаде, он связывался с местными журналистами и говорил с ними по-арабски. Он мог найти контакт с любым человеком и особенно хорошо писал о жизни мигрантов - в их среде он чувствовал себя как рыба в воде".

Самые яркие репортажи Али Феруза касаются именно жизни мигрантов из Центральной Азии - он раскрыл мошенническую схему оплаты труда московских дворников, на собственном опыте проверил условия труда гастарбайтеров,укладывающих плитку , расследовал массовую драку на Хованском кладбище, писал о рабовладельческом хозяйстве в районе Гольяново. "Разумеется, мы были заинтересованы в том, чтобы взять его в штат, - говорит Костюченко. - Но все упиралось в отсутствие паспорта. Али боялся обращаться за ним в посольство Узбекистана".

По словам Александры Лозинской, Али вообще вел себя крайне осторожно, опасаясь, что узбекские власти могут поступить с ним так же, как с героем его первой публикации. "В первый раз его задержали в марте этого года, - говорит Александра. - Точно так же остановили на улице для проверки документов. Потом, правда, отпустили, но после этого Али неделю жил у меня дома, скрывался". По словам Лозинской, Али никогда не выходил на улицу один - всегда просил кого-то из друзей сопроводить его. "А вот недавно, видимо, расслабился", - предположила она.

По информации Елены Костюченко, 1 августа в школу вокала, куда в этот день направлялся Али, зашел человек в штатском, спросил, занимаются ли тут пением, и, получив ответ, сразу вышел. Через некоторое время Али задержали возле этой школы для проверки документов и отвели в отделение для установления личности.

Уже на следующий день состоялся суд по его выдворению, после которого журналист был взят под стражу и отправлен в СУВСИГ. Юристы и правозащитники возмущены: "Али Феруз недавно подал прошение о временном убежище, получил отказ и подал апелляцию на него, - объясняет Светлана Ганнушкина из "Гражданского содействия". - Это значит, что он в данный момент находится "в процедуре", и по закону Россия не может его выдворить". Не говоря уж о том, что нельзя отправлять гея в страну, где гомосексуальность считается преступлением. "Это абсолютно недопустимо с точки зрения всех международных норм", - считает Светлана Ганнушкина. Эту точку зрения разделяет немало пользователей интернета - во всяком случае, петицию в поддержку Феруза утром 4 августа подписали уже около 40 000 человек.

http://m.dw.com/ru/семь-жизней-али-феруза-почему-за-нелегала-из-узбекистана-вступились-десятки-тысяч-человек/a-39958241