Права человека в Таджикистане: почему ситуация ухудшается?

Тема: 

Страна: 

Примерно два десятка лет после наступления долгожданного мира в 1997 году Таджикистан наслаждался относительной свободой совести, гражданскими свободами и в отличие от соседей – Узбекистана и Туркменистана — двигался более уверенно в сторону демократии. Но в последние несколько лет страна повернула в другое русло: единственная оппозиционная исламская партия была запрещена и ее лидеры осуждены на долгие годы; СМИ внутри страны находятся под жесткой цензурой; религиозные и гражданские свободы сильно ограничены; судебная независимость ставится под сомнение; резко возросла роль силовых структур; в стране царит, можно сказать, атмосфера страха, которая вынуждает многих граждан искать убежище в других странах, в основном, в Европе. Если ранее экономику страны подпитывала трудовая миграция, то в последние годы ввиду введения жестких антимиграционных мер в России, а также и западных санкций, денежные переводы сократились – то есть власти все больше прибегают к депрессивным мерам, чтобы сдержать недовольство народа. Отсутствие толерантности к даже малейшему инакомыслию особенно стало важно на фоне очевидных политических амбиций в правящей семье и замысла передачи власти внутри нее (смотрите новости о Казахстане).

Эмомали Рахмон

Вопрос прав человека в Таджикистане будет рассматриваться на очередной сессии Комитета ООН по правам человека, которая состоится в начале июля в Женеве. О главных темах данной сессии и в целом, о нынешней ситуации с правами человека в Таджикистане рассказывает нам правозащитник Виктория Надеждина, председатель правозащитной организации Human Rights Vision Foundation. Данная организация базируется в Нидерландах и ставит перед собой задачи по защите фундаментальных прав и свобод человека в соответствии с провозглашенными и общепринятыми принципами Всеобщей декларации прав человека.

— Расскажите, о чем будет предстоящее заседание?

Вопросов для обсуждения по Таджикистану в предстоящем достаточно много, т.к. ситуации, связанные с систематическими нарушениями прав человека в разных сферах, начиная от права на жизнь до недискриминации, происходят не только часто, но и с каждым годом обретают все более острую форму.
На сегодняшний день, помимо многочисленных призывов международных правозащитных организаций по длинному списку правонарушений в Таджикистане в сфере применения пыток, необоснованного лишения свободы, ограничения свободного передвижения граждан, ограничения свободы выражений и мирных собраний и многих других вопросов, Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям выпустила, как минимум, три мнения в отношении заключения Зайда Саидова, Махмадали Хайита и Бузургмехра Ёрова, соответственно. Во всех трех случаях лишение свободы признано противоречащим международному праву и нормам, и во всех случаях требованием Рабочей группы является немедленное освобождение заключенных. Однако, какой мы видим ответ на эти решения со стороны властей Таджикистана? Указанные лица все еще находятся в заключении, в отношении них применяются пытки, а в отношении их родных — давления и угрозы. Против Бузургмехра Ёрова, помимо специально организованных показательных демонстраций, власти решили возбудить новое уголовное дело, тем самым как бы пытаясь доказать мировому сообществу, что Бузургмехр не адвокат, а мошенник.

— Почему большинство проблем с правами человека в стране связаны с религиозными свободами, ведь не менее остро обстоят дела с другими сферами, например, та же коррупция и вымогательство, зависимое судопроизводство, ограничение политических и гражданских свобод и т.д. Разве не нарушение — принуждение миллионов людей к обновлению паспорта, чтобы получить сим-карту, тем самим, ограничивая их доступ к коммуникациям?

Я думаю, что вопросы, которые поднимаются на широкое обсуждение, вызывают резонанс в обществе или, наоборот, замалчиваются, зависят от самого общества и его готовности реагировать и говорить о тех или иных проблемах. Мы видели недавно очень активную позицию таджикского общества на указ Антимонопольного Агентства о повышении цен на интернет. И именно благодаря настойчивой реакции и массовому вовлечению граждан Таджикистана в этот вопрос, указ, который ограничивал права граждан на доступ к информации и коммуникациям, был отменен. То же самое мы видим и в разрешении других вопросов, в том числе и в практике гражданского общества соседних стран. Тогда и только тогда, когда общество захочет изменить к себе отношение властей своей страны или изменить саму эту власть, и будет готово выступить исключительно мирным образом с протестами и требованием восстановить свои нарушенные права, только тогда возможно улучшение ситуации с правами человека в целом. Из истории и опыта других стран мы видим, что авторитарные режимы используют запугивание народа как основной инструмент для подавления общества и удержания контроля над ним, сохраняя, таким образом, власть. Однако мы также знаем из истории, что ни один диктаторский режим не был вечен, и, рано или поздно, закручивание гаек властями в отношении народа оборачивается против самих властей. Беспокойство в таком обществе с постоянно усиливающимися репрессиями властей, вызывает то, в какой форме может вылиться протест граждан, и чем он может закончиться.

— Не могу не спросить про визит Дональда Туска на фоне относительной пассивности международного сообщества в вопросах защиты демократии в регионе. Что же так очаровало господина Туска в Таджикистане?

Визит Дональда Туска в страны Центральной Азии был связан с принятием новой стратегии развития взаимоотношений Европейского союза со странами Центральной Азии. То есть изначально целью его приезда было выстраивание партнерских отношений, как он сам заявил, в том, числе и с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. Такая цель заведомо означает признание и принятие партнера, и не предполагает обсуждение острых, прямых и неудобных вопросов и постановку ультиматумов правящему режиму. На данном этапе для Совета Европы приоритетней стало обсуждение региональной безопасности, что, бесспорно, является очень важным вопросом, и, возможно, определенные политические интересы не позволили заострить внимание на вопросах соблюдения прав человека. Это, конечно, стало большим огорчением и даже разочарованием для активистов и правозащитников, которые все время пытаются привлечь более пристальное внимание мирового сообщества к все нарастающим проблемам систематических, злостных нарушений прав человека со стороны властей Таджикистана.

— Думаете ли вы, что молчание международного сообщества после ареста и суда над бизнесменом и политиком Зайдом Саидовым в 2013 году ободрило Душанбе на дальнейшие шаги на пути к полному разгрому политической оппозиции?

Несомненно, замалчивание проблем и со стороны самого общества внутри страны, и со стороны мирового сообщества воспринимается как принятие ситуации как она есть, что поощряет рост произвола и безнаказанности совершаемых преступлений со стороны властей. Если анализировать политическую обстановку в стране как минимум за последние 5 лет, то мы видим динамику: арест и заключение в тюрьму на 29 лет Зайда Саидова за попытку открыть новую политическую партию в 2013 году, запрет и признание экстремистским деятельность политического движения «Группа 24» в 2014 году, убийство лидера «Группы 24» Умарали Кувватова в марте 2015 года, запрет Партии исламского возрождения Таджикистана и арест сотней ее членов в сентябре 2015 года, уничтожение независимой адвокатуры в стране с принятием нового закона об адвокатуре и поправок к нему в 2015 году, лишение лицензий на профессиональную деятельность неугодных адвокатов, зависимость судов и практика проведения закрытых судебных процессов, жесткая цензура СМИ, давление, преследования и жесткая расправа с деятельностью журналистов, политически мотивированные уголовные обвинения в отношении правозащитников и гражданских активистов. Эта непрерывная динамика постоянно ухудшающегося положения в стране очень тревожна, и, как упоминалось ранее, может в определенный момент привести к коллапсу в обществе, последствия которого могут быть весьма драматичными.

— Почему политические беженцы Таджикистана совершают нападки на друг друга в Фейсбуке, и иногда, кажется, защищают официальный Душанбе? Возможно ли такое, что часть этих беженцев, на самом деле, не такие уж и «беженцы»?

Взаимоотношения таджикских граждан, ищущих или получивших убежище в третьих странах, на самом деле очень многогранны. Острые обсуждения, категоричные споры, а иногда и нападки, как вы отметили, действительно не остаются незамеченными даже для наблюдателя со стороны. Сложно однозначно понять причины такого поведения, и тем более неправильно будет обвинять в неискренности положения лиц, преследуемых властями, не зная каких-то конкретных неопровержимых фактов. У меня, в принципе, и нет таких задач – разоблачать кого-то, я думаю это работа миграционной службы и правоохранительных органов каждой отдельной страны, которая предоставляет убежище. Я думаю, для таджикского общества в изгнании, будь то политики-оппозиционеры, журналисты, правозащитники и активисты, необходимо, в первую очередь, понять против чего, или, наоборот, для чего они борются, от чего им пришлось убежать из своей страны и что они хотят найти в изгнании. И если это восстановление свобод и демократии в Таджикистане, то, как им нужно добиваться этого. Отстаивание своих прав и свобод, борьба за их восстановление — это весьма трудная задача, требующая много усилий, труда, и если все эти усилия будут все время направляться только на выяснение взаимоотношений между друг другом и поиск того, кто прав, а кто виноват, добиться значимых результатов для страны и таджикского народа в целом будет весьма сложно.

— Как те, которые не могут найти справедливости в ЦА, могут привлечь власти к ответственности в международной арене? Что они должны сделать?

Я думаю, что таджикскому обществу необходимо в первую очередь объединиться. Во-вторых, поверить в то, что их голос в борьбе за свои нарушенные права имеет значение и будет услышан мировым сообществом. Я думаю, необходимо привлекать все больше внимания политиков и дипломатов западных стран к нарушениям прав человека в Таджикистане, и исходить это должно в первую очередь, именно от самих граждан Таджикистана, тем самым направляя повестку межгосударственных взаимоотношений западных стран с Таджикистаном больше в сторону обсуждения выполнения Таджикистаном своих международных обязательств в сфере прав человека. Известно, что каждый год Европейский Союз, США вкладывают сотни миллионов евро/долларов США в развитие стран Центральной Азии, в особенности в Таджикистан. Гранты западных стран выделяются для развития экономики, инфраструктуры, образования, и, в том числе, для развития демократических ценностей в стране, повышения правовой грамотности граждан, доступа к альтернативным источникам информации и т.д. Однако видимого результата от этих вложений сам народ в действительности ведь не видит. Уровень коррупции в Таджикистане продолжает расти, а уровень жизни населения — падать, нарушение фундаментальных прав и свобод граждан со стороны властей приобрело систематический характер и стало нормой в повседневной жизни. Поэтому хотелось бы, чтобы иностранные политики, принимая стратегии по развитию взаимоотношений с Таджикистаном и выделяя финансовую помощь, больше уделяли внимание вопросу соблюдения Таджикистаном его международных обязательств, о чем гражданам Таджикистана следует говорить больше и чаще.

Ваши прогнозы по поводу ситуации с правами человека в республике. Что будет дальше?

Общеполитическая и общегражданская ситуация в Таджикистане весьма напряженная и предпосылок к ее улучшению или облегчению я пока не вижу. В преддверии предстоящих президентских и парламентских выборов в 2020 году есть ожидание, что давление на оппозиционеров, журналистов, гражданских активистов усилится в разы. Ожидается еще более жесткое ограничение доступа граждан к источникам информации, жесткая цензура СМИ, привлечение к уголовной ответственности граждан за выражение мнений об общественно значимых вопросах в социальных сетях, давление на родственников активистов, которые находятся в изгнании. В таких условиях говорить о свободных, честных выборах, основанных на демократических принципах, просто невозможно.

https://news.tajinfo.org/2019/06/20/prava-cheloveka-v-tadzhikistane-poch...